воскресенье, 23 июля 2017 г.

Цыганские медицинские истории. С утра больница на осадном положении. Все входы закрыты. На площади перед больницей расположился цыганский табор...


Понятно. Очередной представитель их племени попал к нам. Судя по
количеству людей (больше трех сотен) и наличию машин с номерами разных
регионов (от Мурманска до Курска) — очередной местный барон.
Разогнать эту толпу невозможно. Бессильны охрана, полиция. Однажды
вызывали пожарных, которые пытались смыть толпу из шлангов. Бесполезно.
Мелкие цыгане лезут во все щели, женщины устраивают такой вой, что нервы
 не выдерживают ни у кого.

Авторитет барона непререкаем. Одно слово — и вся стая исчезает в течение
 пары минут. Хорошо, если барон в состоянии сказать это слово... Толпа
стоит. Не первый день. Расставлены столы, кибитки. Зачем они всем
табором стоят у больницы, непонятно никому. Даже им самим.

Барон от наркоза еще не отошел, а когда отойдет — навряд ли сможет
подойти к окну и крикнуть своим, чтоб те убирались ко всем чертям. Дело в
 том, что он долго еще не сможет ходить — проглотил куриную кость,
которая застряла в прямой кишке и проткнула ее стенку.

Инфекция расползлась, хирургам пришлось рассечь задницу крестом на
четыре части. Для лучшего оттока гноя. Странно, но чувствовал барон себя
 при этом неплохо, хотя все хирурги утверждали, что выжить при таком
обширном распространении инфекции невозможно. Смерть от калового
перитонита неизбежна.

Но вот цыган стал поправляться. Глотал целиком мандарины, которые почти
целыми находили в памперсе при перевязках. На глазах происходило
маленькое чудо.

И вдруг исчез. Следом снялся табор. К обеду стало тихо. Искать, заявлять
 в милицию о пропаже, естественно, не стали. В истории болезни оставили
запись, что самовольно покинул больницу. Ну и слава богу. Все равно
вернется. Надо еще делать перевязки, да предстояла еще одна операция.

Но цыган не вернулся. Вечером приходит представитель из табора. Сует под
 нос красную книжечку — удостоверение. В ней от руки написано, что
такой-то является заместителем цыганского барона. Я сначала шутки не
понял, но оказывается, что подобное удостоверение среди цыган имеет
большую силу. Грамотность у них ценится — к написанному слову доверие
абсолютное.

— Ну и что вам надо? — спросил я. — Доктор, справку дай. О том, что
Михай лежал у вас. — Не дам. Канцелярия закрыта. Завтра к лечащему
врачу. А ваш Михай вообще без разрешения убежал.

Через пару часов прибыл местный из полиции. — Хоть от руки напиши,
пожалуйста, — умолял он, — уже не знаем, что делать! Напиши на простом
листочке, что ты такой-то, подтверждаешь, что Михай у вас был
прооперирован.

И узнал я следующую историю. Оказалось, что Михай добрался до дома.
Вывел из конюшни любимого жеребца. Вскочил на него и поскакал. Как он
это смог, с разорванной задницей, — непонятно. Но задница все же
подвела. Михай не удержался в седле и свалился. Разбил голову. Родня
принесла его домой, где он вскоре и скончался от ушиба мозгов.

Приехавшая «Скорая помощь» от греха вызвала полицию. Потому что тело — с
 задницей, располосованной крест-накрест. Решив, что совершено некое
зверское ритуальное убийство, арестовали всю семью. Возможно, подумали,
что в таборе завелись сатанисты, практикующие такой страшный способ
убийств, как вырезание креста на заднице, или что там еще подсказала
милицейская логика.

Семья состояла из 29 человек. Всех затолкали в обезьянник местного
отделения, куда обычно пятый посетитель влезал с трудом. Если кто видел
убитых горем цыган, поймет тот ужас, который пережили полицейские. Не
зря полицейский так выпрашивал справку, что разрезы на заднице сделаны в
 больнице.

А смерть в результате падения с лошади — смерть естественная для цыган,
даже желанная.



Источник