Всего за пару лет эта женщина спасла около 3000 пленных детей в Освенциме. Кто она...

Даже сегодня, когда на месте концлагеря Освенцим давным-давно размещен музей, от этого жуткого места буквально веет смертью. Нацисты замучили здесь почти полтора миллиона беззащитных пленников. Советские солдаты освободили Освенцим 27 января 1945 года.
Сейчас этот день известен миру как Международный день памяти жертв Холокоста. Кажется, что в чудовищном лагере было место лишь для палачей и их жертв. Однако среди обитателей Освенцима находились люди, годами без отдыха трудившиеся ради спасения чужих жизней. Одной из них была Станислава Лещинская, которую пленники концлагеря называли просто «Мать».
Станислава появилась на свет в 1898 году в польском городе Лодзь. Когда началась Вторая мировая война, Лещинская была уже матерью четверых детей и акушеркой с 17-летним стажем. В те времена акушерки обычно практиковали на дому, и Станислава частенько была вынуждена не спать ночами.
Когда Польшу оккупировали, вся семья Лещинских принялась помогать евреям из расположенного в их родном городе гетто. Станислава, ее муж и дети контрабандой проносили к иудеям пищу и фальшивые документы, дававшие бедолагам возможность покинуть страну.
Но в 1943 году Лещинских поймали. Отец и старший сын женщины пробились на свободу, но сама она с оставшимися детьми попала в руки гестаповцев.
Младших сыновей Станиславы отправили в Маунтхаузен, работать в каменоломнях. А саму ее вместе с дочкой, студенткой-медиком, послали в Освенцим. Когда тамошние врачи узнали, что Станислава — опытная акушерка, ей назначили работу в «родильном доме» лагеря.
Следующие два года Лещинская спасала детей и рожениц, игнорируя приказы руководства Освенцима, за что неоднократно бывала жестоко бита. Всего акушерка приняла в лагере три тысячи родов!
По приказу самого Йозефа Менгеле всех родившихся в Освенциме малышей устраняли. Новорожденных без лишних проволочек топили в бочках две лагерных медсестры: Клара, бывшая акушерка-детоубийца, и бывшая проститутка Фанни.
Станислава не побоялась противостоять и преступницам, и лично Менгеле. Возможно, именно благодаря ее действиям детей с подходящей внешностью вскоре стали щадить, отправляя в детдом. Узнав об этом, Лещинская начала делать малышам незаметные татуировки, чтобы матери потом могли их найти!
Условия, в которых содержались беременные, были чудовищными. Женщины теснились на трехъярусных койках в холодном и влажном бараке. Печь, стоявшая посредине его, топилась лишь несколько раз в год, при том что само строение зачастую затапливалось.
Лещинская делала что могла, чтобы спасти и матерей, и младенцев в условиях полной антисанитарии, разгула болезней и отсутствия лекарств. Хорошо хоть, что женщине помогали две пленницы, работавшие до лагеря врачами, да и дочь-медик тоже не осталась в стороне.
Позже подсчитали: за два года Станислава спасла три тысячи младенцев. Половину из них потом утопили Клара и Фанни, еще тысяча скончались сами от болезней, голода и холода.
Но пятьсот малышей, направленных в приют, выжили, и многие из них после войны воссоединились со своими настоящими родителями. Исследователи единодушно утверждают: практически все они, как младенцы, так и матери, спаслись лишь благодаря действиям Станиславы.
Муж Лещинской продолжал бороться против оккупантов и погиб в 1944 году во время Варшавского восстания, но все ее дети выжили. Пережив войну, акушерка продолжила работать по профессии, выйдя на пенсию лишь спустя 12 лет после победы.
О своей деятельности в Освенциме она рассказала и того позже — только в 1965 году. В 1974 году Станиславы не стало. А сегодня польская католическая церковь всерьез рассматривает возможность ее канонизации.